Легенды Оскардии

Объявление

Волшебный мир Оскардии открывает свои двери!

Перед вами огромный мир, наполненный магией и населённый невероятными созданиями. Здесь найдётся место кому угодно, и каждому тут будут рады. Здесь есть всё ― бескрайние леса и ледяные пустыни, топкие болота и непроходимые джунгли, высокие горы и глубокие моря. Тут множество ужасных чудовищ и отважных героев, сокрушающих монстров мечами и магией.
Готовы ли вы стать частью этого мира, побродить по его бесконечным дорогам, впутаться в невероятные приключения и найти новых удивительных друзей?

Тогда садитесь к нашему костру и поведайте свою историю, которая положит начало великим подвигам и впишет ваше имя в Легенды Оскардии!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Оскардии » Сказания бардов » Там за Туманами...


Там за Туманами...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники:
Рин из Дома Тумана (маска Квотхе), Меала из Дома Тумана (маска Сиалы), Илиндир из Дома Мотылька (без маски, обычный Диря).
Временной промежуток:
13 марта 1101 года.
Место действия:
Чертоги Мотыльков. Покои будущей княгини Авиньона.
Завязка:
За день до свадьбы гвардеец светлого князями посещает свою госпожу и кузину, а вместе с ним - дорогое вино, в котором, помимо яркого и сладкого ягодного вкуса, затаился сильнейший темноэльфийский яд.


[nick]Рин из Дома Тумана[/nick][status]Непоколебим и вечен[/status][icon]http://sh.uploads.ru/fUlCp.jpg[/icon][info]<b><a href="http://oskardia.rusff.ru/">Рин из Дома Тумана<sup>40</sup></a></b> <br> светлый эльф; гвардеец князя[/info]

0

2

Стрелки в серебре. Точеные серебряные часы на стене отмеряли время с громким тиканьем. Здесь, вдалеке от родных земель, оно тянулось словно медленнее. Даже подготовка к пышной свадебной церемонии почти не оживила поросший и утонувший в тени былого величия дворец на берегу Лунного Озера. Весна выдалась холодной и сейчас, вечером, Чертоги были окутаны белым и густым туманом.
Обязанности в новой должности гвардейца были для Рина простыми. Слишком простыми. Молодой король не покидал замка и, после оглашения решения на том судьбоносном Совете, вел себя осторожнее некуда. Потому у эльфа было время подробнее изучить не только замок, но и его обитателей. И то, что за ним следят - и следят не только Розы, но и агенты Тумана - стало очевидно еще раньше, чем Илиндир впервые заговорил с ним.
Кузина не доверяла ему, это было очевидным. Однако ее решение о его переводе из ее личной гвардии в личную гвардию ее будущего супруга было странным. Она как будто пыталась тем самым устранить Рина, устроив подальше от себя, но, в тоже время, усилить влияние Туманов при дворе Мотыльков. 
Разговор с Квотхе был вопросом времени. Рину не понравился предложенный учителем план, однако решение об объединении королевства эльфов с людскими землями выбило всякую почву из под ног. Рин потерял веру и его верность Хозяйке Туманов вовсе повисла в воздухе. Наставник говорил, говорил много. И знал о чем говорил. Взор его не был застелен жаждой власти или страхом перед темным врагом, а в глазах горела холодная решительность, которая убедила Рина, что пора действовать. Он принял яд и действительно намеревался сделать то, за что многие сородичи сочли бы его предателем.
Но настоящим предателем была Меала.

Рин собрался с духом. Охранники у дверей в покои Меалы - бывшие сослуживцы - приветливо кивнули. Он постучался, вошел комнату кузины. Чуть склонил голову.
- Ваша Светлость, - он чуть улыбнулся. Кузину он не видел с Совета. Она была похожа на него - прежде всего молочно-белым, словно туман, цветом волос и льдисто-голубыми глазами. - Сестра. Я понимаю, ты готовишься к завтрашней церемонии, но не уделишь ли мне немного времени?

[nick]Рин из Дома Тумана[/nick][status]Непоколебим и вечен[/status][icon]http://sh.uploads.ru/fUlCp.jpg[/icon][info]<b><a href="http://oskardia.rusff.ru/">Рин из Дома Тумана<sup>40</sup></a></b> <br> светлый эльф; гвардеец князя[/info][sign].[/sign]

+2

3

Меала смотрела себе в глаза. Полированное серебро — сокровище, не зеркало. Сокровище, за которое можно купить полдворца уже-не-короля эльфов. Или если не половину, то значительную его часть.
Меала привезла с собой немало сокровищ — не только вещей. Верных помощников она ценила выше, чем вещи. Хотела оградить себя хотя бы на несколько дней от ударов и уколов — не столько прямых, сколько метафорических. И сама смеялась над этим желанием: приехав в Чертоги Мотыльков, покинув Твердыню, она уже поставила себя под удар.

В решении молодого короля — в решении, что едва-едва не раскололо Авиньон на две части — она видела не предательство, но поспешность. И возможности. Меала не верила, что людям, бабочкам-однодневкам, слишком полным противоречиями и метаниями, под силу покорить себе их леса. Меала собиралась покорить этих богатых детей из-за моря. Мягко, аккуратно, ласково. Шёпотом.
Выигрывает не тот, кто богаче. Не тот, кто сильнее. Не тот, у кого больше металла и способных его использовать. Выигрывает тот, кто подобно птицам и зверям, умеет приспособиться к новому и опасному. Не самый быстрый и не самый зубастый. А тот, кто смотрит, как погибают другие и не погибает сам.

Она никого не ждала и, признаться честно, не желала видеть. Родство извиняло вторжение Рина, но не объясняло его. Возможно, объяснение последует? Назначение кузена в гвардию мотылька она не затрагивала ни словом, ни полсловом. Смотрела. Слушала. Кое-что слышала.
— Приятно увидеть знакомое лицо, — Меала не повернулась к вошедшему, за неё улыбнулось отражение. — Ты пришёл ко мне от Илиндира? Или что-то тревожит тебя?
Звучало это достаточно мягко, чтобы её нельзя было упрекнуть в невнимании к родственникам или пренебрежении к стоящим ниже. Но одновременно насмешливо: о чём можно сейчас говорить, если решение уже принято и главное — его исполнить, а после использовать?
А слышала она про Рина в том числе и то, что не особенно ей нравилось.

[nick]Меала[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/aTG1V.jpg[/icon][status]голос с певучей трещиной богемского хрусталя[/status][info]<b><a href="http://oskardia.rusff.ru/viewtopic.php?id=26#p86">Меала из Дома Тумана <sup>50</sup></a></b> <br> светлая эльфийка, Старейшина Дома Тумана, без пяти минут княгиня Авиньона[/info]

+2

4

Туманы обволокли Чертоги Мотыльков своей невесомой, но холодной пеленой. Словно Туманные Утесы ныне выселись прямо надо Лунным Озером, Илиндир буквально видел их отражение в холодной глади древнего озера, чьи воды смотрели на звезды вот уже многие тысячи лет.
Король не боялся и не сомневался. Решение его было единственно правильным. Но только завтрашний день мог принести за собой немало хлопот. Владычица Роз уходила с Совета особенно недовольной, но до сих пор не предприняла ни единого шага. Значит ли это, что удар она нанесет завтра, когда взгляды всех глаз будут устремлены на молодых Князя и Княгиню? Или это означает, что Розы окончательно растеряли все свои шипы? Или, быть может, она поняла, осознала, что этот поступок был единственным выходом для светлых лесов? Быть может поняла, что следующий шаг, после упрочнения позиций это уничтожение Ррица?
Илиндир помнил каждую строчку в написанном кровью письме, хоть избавился от него незамедлительно. А образ  названного брата, что кричал в агонии в подземельях в лапах мерзких темных жриц не покидал его сознания. Враг был силен, сильнее чем никогда. И его не победить силой древних легенд и гордостью - а ведь только это было у Роз на вооружении.
Как и у Мотыльков, впрочем.
Илиндир еще долго мог стоять на берегу озера, погруженный в свои размышления, но в небе появился филин. Магическая птица - ее выдал белый слепящий волшебный свет в глаза - очевидно усиленная несколькими светлыми плетениями, заметив стоящего на пирсе укутанного в соболиный плащ короля, пошла на снижение. Не удивленный этим, король лишь наблюдал и, когда пернатый стал кружить почти над его головой, выставил руку, куда тот и приземлился. К лапе его было привязано письмо, и лишь только Илиндир развязал скрепляющую веревку, птица тут же улетела прочь.
Это была обычная почта для тех, кто родился в знатных семьях Дома Тумана. Голуби не могли перелететь через Скалы, рискуя стать добычей.
Письмо было адресовано Илиндиру и Меале. Судя по всему, написал его отец некоего Рина, что числился теперь в личной гвардии Илиндира. Влиятельный эльф, советник еще прежнего Туманного Лорда. От того было вдвойне странным, что он не почтит завтрашнюю свадьбу своей властительницы и своего короля личным присутствием.
Илиндир, не распечатывая конверт, развернулся и быстро пошел в замок. Скинув плащ в руки слугам, он направился прямиком в покои к невесте. Зашел, не обратив внимание на стражу и удивленно посмотрел на Рина. Богиня сама свела их вместе сейчас.
- Это письмо, - напрямик сказал Илиндир, показывая Меале конверт. Он был взволнован. Словно чувствовал какой-то подвох. - Его принес на крыльях белый филин, а адресовано оно тебе и мне. Написал его отец, - Илиндир кивнул Рину. Собственно, только по этой причине он и позволил себе говорит об этом в присутствии светловолосого гвардейца. - Возможно, я ворвался слишком бесцеремонно, но мне кажется, там что-то очень важное, коль скоро твой советник, Меала, велел передать его лично мне в руки.

+2

5

Меала увидела Илиндира в зеркале. Встала — медленнее, чем было предписано приличиями вставать в присутствии короля-мотылька. Обернулась к вошедшему, мимоходом соскользнула взглядом с Рина, рассеянно улыбнулась жениху. Прошла вперёд. Хотела было взглянуть на депешу, но раздумала. Если бы было задумано так, чтобы она увидела это послание первой, почтовая птица прилетела бы к ней.
Поэтому Меала уселась в плетёное кресло, откинулась на спинку, расправила на коленях платье. Все эти нехитрые действия давали ей время поразмыслить и скрыть от обоих эльфов и удивление, и волнение, и подозрения. Илиндир был для неё ещё незнакомцем — возможностью, а Рину она умышленно не доверяла.

— И я благодарю тебя за это бесцеремонное вторжение, — Меала усмехнулась, показывая открытой ладонью на второе такое же кресло. Сесть Рину она не предложила: гвардейцам должно быть привычно стоять. — Открой и прочти. Если это новость о гибели моего доброго друга, я лучше услышу это от тебя, чем узнаю сама.
Меала подчёркнуто звала Илиндира королём, не князем. Если человеческому монарху были угодны определённые титулы, это не значило, что она должна была их повторять. Причуды древнего языка эльфов, знаете ли. Он так медленно меняется.
Она обращалась к жениху чуть более коротко и фамильярно, чем пристало говорить с монархом — проще, без сложносочинённой придворной учтивости, но и это делала намеренно. Вторая фраза ей как раз и понадобилась для того, чтобы смягчить повелительное наклонение.

— Можешь ли ты представить, Рин, о чём сообщает твой отец королю? Не случилось ли дома несчастья? — она первый раз посмотрела на кузена открыто и прямо, как будто бросала вызов, но всё-таки не столь долго, чтобы её можно было в этом уверенно заподозрить. Очень походило на тревогу.

[nick]Меала[/nick][status]голос с певучей трещиной богемского хрусталя[/status][icon]http://sg.uploads.ru/aTG1V.jpg[/icon][info]<b><a href="http://oskardia.rusff.ru/viewtopic.php?id=26#p86">Меала из Дома Тумана <sup>50</sup></a></b> <br> светлая эльфийка, Старейшина Дома Тумана, без пяти минут княгиня Авиньона[/info]

+2

6

Рин холодно и отстраненно смотрел, как король бесцеремонно ворвался в покои Меалы и вмешался в разговор. В землях Тумана он бы выставил его за дверь, невзирая ни на титул, ни на положение, ни на силу, но в Чертогах приходилось играть по его правилам. Рин сжал скулы, и, скрестив руки на груди, наблюдал, как молодой король оправдает свое внезапное появление. Оправдание было шатким. Гвардеец вздохнул, но смолчал. С мотыльками лучше не шутить - не ровен час вспугнешь.
На самом деле, появление короля было даже на руку Рину, поскольку так их план по отравлению Меалы и выставлению Мотылька виновным становился еще складнее. Но лицом Рин выказал только неудовольствие и раздражение - а какие эмоции он еще должен был выказывать при столь бесцеремонном вторжении короля посреди беседы?
То, что, написал отец, Рину было известно, ведь сам он получил от него письмо еще с утра. Но он промолчал. На слова Меалы он туманно - как и подобает - улыбнулся, и чуть отстранился, впрочем, не покинув покоев. 
- Конечно, могу представить. Отец принесет свои извинения твоей светлости и его бесцеремонному Величеству, что не сможет присутствовать на завтрашней свадьбе лично, поскольку именно в то время, когда сама богиня снизошла в этот замок, чтобы благословить ваш брак, дома, в Твердыне, зреет очередной заговор против тебя, светлость, поскольку многие не согласны с твоим решением, - "И решением короля" - добавил про себя, усмехаясь, Рин - Но, поскольку наш род всегда верой и правдой служил владыке Туманных Гор, он посчитал необходимым пресечь беспорядки в зародыше и сохранить в наших землях твою власть и мир до возвращения или избранника законного наместника.
Рин, с некоторым вызовом, посмотрел на Илиндира, произнеся эти слова. Конечно, он давал ему клятву верности, но тогда тот был еще королем, а теперь же перед ним стоял князь. Продавший собственное королевство и потерявший авторитет.
- Ну и, разумеется, там будут поздравления, к которым я присоединяюсь, но для этого у нас время будет завтра. Сейчас же час разговоров куда менее радужных и радостных, чем поздравления. Твоя охрана совсем распустилась в мое отсутствие, Меала, а комната становится, что проходной двор. Быть может, ты поторопилась, назначив меня гвардейцем князя?

[icon]http://s5.uploads.ru/XWzjp.jpg[/icon][nick]Рин[/nick][status]стрелки в серебре[/status][info]<b><a href="http://oskardia.rusff.ru/">Рин из Дома Тумана <sup>40</sup></a></b> <br> гвардеец князя[/info][sign]Там за туманами,
Вечными пьяными...[/sign]

+1

7

Поведение Рина, его шпильки и язвительные комментарии, Илиндир проигнорировал. Он сел в кресло и аккуратно вскрыл конверт, достал исписанный ровным красивым почерком лист, но зачитывать в слух не стал - лишь бегло пробежал глазами и отложил в сторону, никак не изменившись в лице.
- Твой брат ничего не упустил. Все в точности так. Я бы мог предположить, что он прочитал это письмо, если бы самолично не сорвал печать только что.
Илиндир задумчиво посмотрел на Меалу. Он предполагал, что ее решение может вызвать недовольство в Доме Тумана, но что так быстро - нет. Действия отца Рина действительно уберегли ее от беспорядков. Беспорядки и недовольства в Туманных Землях, перед свадьбой их владычицы, были бы серьёзной проблемой. Но отец Рина стар, очень стар. Может, Меала действительно поторопилась, отправив своего кузена в гвардию Илиндира? Этот шаг юный король рассматривал исключительно как лоббирование интересов будущей супруги при его дворе и укоренение Тумана в Чертогах Мотыльков, а потому не препятствовал этому, ведь это было негласными условиями сделки, объединяющей их Дома. Но в свете текущих событий, может быть молодой и сильный знатный представитель рода был нужнее не за спиной князя, а в Твердыне? Возможно, Рин тоже об этом думал, потому и вел себя так вызывающе. От того, что на самом деле нервничал, может быть?
- Для нас большая честь, что твой отец все же нашел время и поздравил нас со свадьбой первый - самый первый во всех светлых лесах. Но все же меня тревожит, что в Твердыне неспокойно. Меала, стоит ли нам волноваться? Не хотелось бы переносить церемонию, но если твоё право быть Первой среди туманных эльфов ныне оспаривают, не правильней ли нам будет сперва отстоять его?
Илиндир понимал, что перенос свадьбы отчаянный шаг и сделает его положение, и без того шаткое, еще более неустойчивым. Но сейчас все держалось именно на союзе с Меалой и, возможно, стоило сперва погасить беспорядки и интриги?

+1

8

- Нет, в этом нет нужды, - она никогда не повышала голос, и сейчас говорила негромко, удобно устроившись в резном кресле. Его Меала тоже привезла с собой. Кто-то чуть более внимательный и склонный к сентиментальности заметил бы, что юная Старейшина просто пытается окружить себя знакомыми вещами вдалеке от дома, и был бы прав. Эта та слабость, которую Меала могла себе позволить и проявить, и показать: пускай думают, что тоска разъедает сердце несостоявшейся королеве.
Разве тоска способно разъесть камень?
Впрочем, не такой уж несостоявшейся. Все, о чем Меала просила богиню – это время. Жизни людей скоротечны и стремительны, а память коротка. Сегодня Король Мотылек поклонился одному королю, завтра уже другой человеческий король придет на поклон к Королю эльфов. Она уверена, так оно и будет.
Письмо о состояние дел дома пришло ей еще утром. Теперь оно лежала в мраморной шкатулке с посеребренными замками, там же Меала хранила уже написанный ответ с распоряжениями. Завтра утром, когда курьер отправит его, она сожжет и письмо, пришедшее утром. Заговоры – это уже почти рутина. Иногда ей казалось, что аристократия просто так развлекается в перерывах между обсуждениями насущных дел. Но в Твердыни остались верные ей люди. Уезжая, Меала оставила своих союзников дома, они нужны были ей там, а здесь, в Чертогах, она надеялась найти новых. Девушка скользнула задумчивым взглядом по Рину – она бы хотела, что бы он был ее союзником, возможно в будущем, когда власть ее окрепнет, а молодой гвардеец станет мудрее? Пока она видела в нем лишь горделивого мальчишку, который забыл о нормах этикета. Что за тон в разговорах со своим правителем!
- Если мы отменим свадьбу, они решат, будто  мы слабы, а они могут представлять угрозу и соберут вокруг себя единомышленников. Врагом всегда больше, чем хотелось бы, - теперь она говорила твердо и уверенно, - Отец Рина уладит дела, - Меала подняла глаза за родственника. Холодный взгляд ее ничего не выражал, - После церемонии я напишу ему письмо, но думаю, он знает, что делает, - она надеялась, что тоже знала, что делает отец Рина.
Впрочем, письмо в шкатулке довольно подробно описывало ситуацию дома.
- Нам нет причин тревожиться, - девушка встала, и шелк светло-голубого платья пошел волной, словно потревоженная морская гладь. В эту ночь она хотела бы, чтобы из всех забот ее волновало только свадебное платье, но богине было угодно послать ей двух горделивых мальчишек. Из хрустального графина Меала плеснула себе в кубок воды, и обернулась.
- Рин, если ты считаешь, что гвардейцы у моих дверей плохо выполняют свои обязанности, я завтра же разжалую капитана, назначенного тобой, - она преподнесла бокал к губам, скрывая намек на улыбку, - А к вечеру жду от тебя список новых претендентов и рекомендации, - девушка обернулась к жениху, - Илиндир, надеюсь, ты не возражаешь, что я распоряжаюсь твоим гвардейцем? И прости ему дерзость, брат обеспокоен моей безопасностью.

0

9

Рин смотрел на кузину со смесью удивления и разочарования. Её слова так поразили его, что на секунду он забыл, что ему надлежит скрывать свои истинные эмоции. Если, входя в ее покои он и сомневался в том, что решение его - верное, то сейчас все сомнения пропали.
Эльфийская гордость сложный вопрос, однако будь ты хоть королем, хоть самой богиней - вторгаться в разговор было бестактностью. А уж обвинять Рина, что он ее же указом был отстранен от командования и, не желая того, был вынужден сложить полномочия на плечи куда менее опытного и, вне сомнений, куда менее добросовестного, было поступком не политика, но ребенка, хотя детьми Меала считала отчего-то осторожно проигнорировшего нападки Илиндира и Рина, который, в первую очередь, сетовал за то, что священное право на разговор было столь бесцеремонно прервано. И кто тут плохо знал этикет, спрашивается?
Хотя, возможно, у людей так и принято. Они же признали сюзеренство людей, вот и начали вести себя как люди. Квотхе говорил об этом, предупреждал. Отец тоже писал об этом, а теперь Рин убедился в этом лично.

Вдох-выдох. Серебряные часы отсчитали еще один такт. Склянка с вдовьим ядом, припрятанная в нагрудном кармане, вдруг стала ощущаться еще явственнее. И вместе с осознанием того, что в его руках экстракт чистейшего безумия - коим и был этот фарс с объединением и грядущая свадьба, Рин взял себя в руки.
- Я говорил, что у твоей светлости здесь, вдали от Твердыни, нет среди гвардейцев тех, кто сможет нести службу достойно. Ты настояла. Так быть может проблема не в том, что я не нашел среди недостойных наиболее достойного, а в том, дражайшая кузина, что выполнявший службу исправно теперь вынужден защищать того, у кого хватает собственных гвардейцев?
Рин понимал, что Старейшина ему не доверяет. Слухи про Меалу ходили разные и, разумеется, то, что она в таком юном возрасте воцарилась на престоле Твердыне подтверждало её исключительное умение идти по головам - возможно и собственной родни. Однако сейчас её положение было куда более шатким даже чем в те времена, когда она только вступила во власть. 
- Насколько мне известно, эльфийский этикет не позволяет вмешиваться в разговор двух aen aranel * даже королю. Более того, древние эльфийские традиции не позволяют жениху видеть невесту в ночь на свадьбу. - Рин перевел взгляд на часы, - А солнце уже скрылось за водами Лунного Озера... Так что, Пока-Еще-Король, прощения должен просить не я. И в прощении я тоже не нуждаюсь, поскольку вины нет за мной. Как гласит девиз Мотыльков? Ни робости, ни дерзости? Так вот, в моих словах нет ни робости, ни дерзости. Только холодные факты и дань традициям. Непоколебимым и вечным, - Рин с нажимом произнес эти слова. - Впрочем, это все, что вы хотели сказать и ради чего прервали наш разговор? - Рин с насмешкой посмотрел на письмо.

* aen aranel - с эльфийского - высокородных, представителей знатных семей Дома.

[nick]Рин[/nick][status]стрелки в серебре[/status][icon]http://s5.uploads.ru/XWzjp.jpg[/icon][sign]Там за туманами,
Вечными пьяными...[/sign][info]<b><a href="http://oskardia.rusff.ru/">Рин из Дома Тумана <sup>40</sup></a></b> <br> гвардеец князя[/info]

+1


Вы здесь » Легенды Оскардии » Сказания бардов » Там за Туманами...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC