Легенды Оскардии

Объявление

Волшебный мир Оскардии открывает свои двери!

Перед вами огромный мир, наполненный магией и населённый невероятными созданиями. Здесь найдётся место кому угодно, и каждому тут будут рады. Здесь есть всё ― бескрайние леса и ледяные пустыни, топкие болота и непроходимые джунгли, высокие горы и глубокие моря. Тут множество ужасных чудовищ и отважных героев, сокрушающих монстров мечами и магией.
Готовы ли вы стать частью этого мира, побродить по его бесконечным дорогам, впутаться в невероятные приключения и найти новых удивительных друзей?

Тогда садитесь к нашему костру и поведайте свою историю, которая положит начало великим подвигам и впишет ваше имя в Легенды Оскардии!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Оскардии » Хроники героев » My Heart Will Go On


My Heart Will Go On

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sh.uploads.ru/81RJc.jpg

Near, far, wherever you are
I believe that the heart does go on
Once more you open the door
And you're here in my heart…

Участники:
Квотхе, Сиала, ехидные лягушки в камышах.
Временной промежуток:
27 октября 1073 года.
Место действия:
Речные Земли, переправа через реку Ильем.
Завязка:
Двое ушли с границ, где прошли через огонь, но пройдут ли они через воду? Или немного размышлений о том, умеют ли олени плавать.

0

2

Путь спорился. После лет, проведенных на границе, было очень непривычно осознавать то, что врагов вокруг нет, что на многие мили раскинулись родные земли и не стоит ожидать, что в любую секунду может начаться вторжение зомби, вражеских лазутчиков или внезапный оползень. Разумеется, они с Сиалой на стоянках все равно дежурили по очереди - по старой памяти. И Квотхе с удивлением отметил, что небо может быть удивительно звездным, лес - тихим, а Сиала очень даже мило сопит во сне.
На третий день пути они достигли речных земель. Здесь, несмотря на позднюю осень, было очень тело - Квотхе даже пришлось снять свой отороченный волчьим мехом дорожный плащ и сложить его за спиной. Родные земли встретили приятным осознанием, что время не властно над ними. Кажется эти леса и реки были точно такими и век, и два, и тысячу лет назад. Квотхе уверенно вел Сиалу по тропе вдоль русла реки Ильем, что с наречия речных эльфов переводилось как "Путь-из-молока". Река была широкой, не извилистой, но делала резкий поворот, после которого ее предстояло пересечь. Квотхе не рассказывал Сиале о предстоящей переправе. Отчасти потому, что не видел в этом событии ничего особенного, а отчасти и от того, потому что чуял, что что-то непременно пойдет не так.
Они заночевали рядом  с излучиной. Иллюзии Квотхе, к сожалению, не спасали от кровососущих насекомых, что в изобилии водились здесь, но наученные премудростям в вылазках на границе, они разожгли огонь из можжевеловых веточек и добавили пару прутиков смолистой ели и жужжащих паразитов поубавилось. А на утро с легким сердцем отправились дальше. Когда дорога их вывела прямиком на берег, Квотхе, с излишне напускным энтузиазмом вытащил из камышей давно запрятанную в них лодку, распугав лягушек и сонную цаплю и вопросительно посмотрел на Сиалу.
- Ну что, поплыли? Если будем грести попеременно, то за пару часов переправимся.

+1

3

— Нет, — Сиала наблюдала за вознёй Квотхе безо всякого энтузиазма вообще. Она скрестила руки на груди и смотрела на лодку так, как будто та прямо сейчас развалится в труху.

Все три дня у неё было исключительно хорошее — для знающих Сиалу — настроение. Перемены её всегда радовали, а отсутствие опасности серьёзнее комаров — так и вообще отпуск. Каникулы. Из забот только и было, что держать направление и подстрелить кого-нибудь на ужин. И даже птенцовость Квотхе в вопросах ощипывания дикой птицы её не раздражала. Словом, почти идиллия.
Но сейчас эльфийка являла собой то самое знаменитое оленье упрямство. Воплощённое, неразбавленное, концентрированное. И приближаться к воде явно не планировала.

— Сколько эта штука тут уже пролежала? — спросила она. — С тех пор, как ты пришёл на границы? Её должны были сожрать черви уже полсотни раз. Это место не похоже на переправу, значит, лодка или твоя, или чья-то.
Сказать по правде, Сиала плохо представляла, как должна выглядеть переправа через реку. Но явно не так. Пологий спуск к воде, камыши и никого вокруг. Никого — и лодка. Подозрительная лодка.

— Ну кто в своём уме бросит хорошую лодку просто так на берегу валяться, а? — так ещё и два часа в ней предстояло бултыхаться. Сиала представила, как они догребают до середины реки, попадают в какую-нибудь стремнину, этот челночок переворачивается и... И всё. Пара часов, ха.
Брод она ещё могла пережить, ограничившись парой часов бухтения. Но вплавь — нет. Ни за что. И не просите.

+1

4

Квотхе и ухом не повел на ворчание Сиалы, а молча снял сапоги, отогнал от лица потревоженную в зарослях камыша мошкару и, аккуратно сложив вещи в лодку, критично ее осмотрел. Воды внутри нет, вмятин-царапин-пробоин тоже. Даже весла не потерялись - вот они, аккуратно сложены внутри. Ну не новая лодка, да, ну облепили бока ракушки, ну свил внутри гнездо какой-то зверек, так что такого? Тем более выбора особо не было. Вплавь речку было не перебраться, а идти пешком до бродов...
Наконец, Квотхе заговорил. Спокойно и уверенно, легко запрыгнув в старую лодку.
- До ближайшей переправы три дня пути, причем идти в совершенно другую сторону. Затем, в лучшем случае, столько же возвращаться - причем уже через болота земель Лютика, а там в это время года дожди льют постоянно, а охотиться можно разве что на болотных крыс, и то, если повезет поймать вперед гоблинов. С другой стороны, если мы переправимся тут, то уже к вечеру будет в Розовом Дворце.
Квотхе смахнул паутину с весел и аккуратно закрепил их на боках. Судя по облезлой коже на дне, гнездо в лодке свил не зверек, а змея, но ее тут уже давно не было. Эльфы выгреб мусор и вышвырнул за борт. К нему тут же подплыла стая мальков и жадно начала клевать.
- Сиала, этой лодкой пользуются охотники моего Дома, регулярно. Течение у реки здесь медленное, да и даже если чуть снесет, нам это будет только на руки. Если будем спорить и поплывем уже в обед, то будем грести прямо под солнцем, а если пойдем в обход, потеряем кучу времени и, главное, сил.
Тут до Квотхе дошло, чего боялась Сиала. Неужели она не умела плавать? Для него, выросшего в речном краю, это было практически невозможно представить. Но он представил. Но успокаивать не полез, вместо этого просто сказал:
- Лодка крепкая. Мы не потонем.

+1

5

Сиала не боялась — не любила текущую воду, да, но не настолько. Когда-то она «переплывала» лесные озёра, держась за шею оленя или косули, но вот реки — уберите. Если их нельзя перемахнуть с разбегу.

Зачем стаскивать с себя сапоги, ей было непонятно: там же дрянь всякая скользкая, фу. И паутину, и гнездо, она успела заметить — стояла достаточно высоко. И когда заметила, уселась на ближайший камень, скрестила ноги, упёрла локти в колени и устроила подбородок на ладонях. Ухмыльнулась.
И всё бы было ничего — ну, посидела бы она ещё сколько-то времени, съязвила несколько раз, а потом пошла бы помогать, но тут... Но тут Квотхе опять начал вещать. Занудно. С одной стороны, с другой стороны, если то, если сё. Дожди льют, а гоблины всех крыс съели. Зря он сказал, что были варианты маршрута. Очень зря. Сиала начала злиться: сказать нужно было заранее.
И в конце ещё припечатал. Тонуть Сиала не собиралась даже в некрепкой лодке, но после этой фразы — которая, вероятно, должна была её успокоить — расхохоталась в голос. И с места не двинулась.

— Лодка — это мелочи жизни, — Сиала с деланным легкомыслием отмахнулась от всей этой речи. Осмотрелась, подняла с земли несколько камушков, рассеянно взвесила их на ладони. Запустила один из них в воду, камешек прошлёпал три раза и утонул, булькнув. — Но я никуда не спешу. И терпеть не могу такие сюрпризы.
Если бы Сиала думала, что других вариантов нет, то и предмета для разговора не было бы. А так в её глазах ситуация становилась совсем паршивой. Мало того, что он решил усадить её в эту хлипкую посудину и грести два часа по текущей воде — они будут великолепной мишенью, а когда лодка всё-таки перевернётся, то станут обедом для рыб, вот тех самых, рыбёнки которых скоренько сожрали то, что Квотхе из этой посуды выкинул. Так ещё оказывается, этой засады можно было избежать! Крюк по болотам Сиале не казался такой уж страшной перспективой. И она на самом деле не спешила в Розовый дворец. И, наконец, последней каплей было то, что Квотхе, кажется, и не собирался ни с кем советоваться — и теперь в этом чистосердечно сознался. Ну, практически. Вот это злило по-настоящему.

Она встала с камня, медленно сделала те пару шагов до лодки и пнула её носком сапога. Лодка почему-то не рассыпалась трухой и не оказалась очередной иллюзией, но эльфийку это не остановило и не урезонило.
— Можем там и встретиться, — предложила Сиала с неприятным смешком, — всегда хотела поохотиться на гоблинов. Пора уже начинать военную карьеру.
Последнее она добавила, не удержавшись — и почти весело. Кто-то из дозорных пытался шутить, что Сиале с её характером самое оно — командовать гоблинами: они, мол, быстро подружатся. Шутнику за его остроты Сиала тогда сломала челюсть, но шутка ей понравилось. Когда её шутила она сама.

+2

6

Квотхе ничуть не смутило, что для Сиалы река, внезапно, стала сюрпризом в речных землях. В этом была вся Сиала, совершенно не умеющая думать наперед. За несколько десятков лет он к этому привык, и потому видел за собой вину, что они сразу не направились к Бродам... Но с другой стороны, даже Броды в это время года разливались, и пешком их не факт что можно было перейти. А уж идти по болотам и вовсе казалось бредом.
Квотхе чуть прищурился, усмехнулся, чуть надежнее расположил вещи в лодке, взглянул на только-только поднимающееся на горизонте над деревьями солнце, на далекий берег на том берегу... Видит богиня, он не хотел прибегать к этому способу, но Сиала не оставила ему выбора, так что либо так, либо она действительно отправится шлепать по болотам и охотиться на гоблинов.
- Так значит, испугалась трудностей? - Квотхе делано прицокнул языком. Он понимал, что за это может тут же получить по физиономии - и наверняка получит - но игра стоила свеч, - Даже дети из речных эльфов не боятся переплыть Ильем на самодельном плоту, а гордая и опытная дочь Оленя решила обществу друга в крепкой лодке избрать гоблинов да болотных крыс, лишь бы не замочить ноги?
Лягушки вторили из камышей ехидным кваканьем. Маг пожал плечами, снял с спины посох - их с Сиалой трофей с границ Ррица, закатал рукава и выпрыгнул обратно в воду, чтобы вытолкать лодку на глубину. Двигался от достаточно неспешно, словно насмехаясь.
- Ну хорошо, Сиала. Может там и встретимся, если вдруг общество гоблинов не покажется тебе более привлекательным. Но аккуратнее, там тоже много воды и они плавают между островками в болотах на каноэ - гораздо менее устойчивыми, чем эта лодка.

+1

7

А вот Сиала двигалась быстро. Очень.

Она не ждала, пока Квотхе договорит. Узнала этот тон сразу — и ему (Квотхе, не тону), честно говоря, повезло. Повезло так нехило, потому что калечить друга с его крепкой лодкой Сиала не собиралась. Она даже не злилась — как могла бы злиться, едко и по-чёрному. Злость была весёлой и недалеко ушла от азарта.
В конце концов, не сворачивать же набок нос тому, кто работает грелкой на регулярной основе.

Когда Квотхе вальяжно так вылез из лодки и принялся спихивать её в воду, Сиала сделала длинный шаг вперёд. Развернулась. Пока разворачивалась, подцепила Квотхе под колени — сильно, крутанула вбок, уронила друга в воду. Другим шагом плеснула туда, куда он упал — от души. Ну, чтобы не встал сразу же.
Схватилась рукой за борт утлой посудины (нет, нет и нет, она не признает крепость этой, с позволения сказать, лодки даже под пытками!) и толкнула её вперёд сама. Сильно толкнула, упёршись подошвами в скользкое речное дно. Сделала пару шагов вперёд — и посудина оторвалась от земли, взбивая мокрый ил в тёмную муть. Сиала запрыгнула в неё, не думая о том, что делает. Думать она будет потом.
Понатыкали тут всяких рек, ты ж понимаешь. Зачем, спрашивается? Фу.

Что нужно делать дальше, она представляла смутно. Видела такие штуки, видела, как в них гребут, но предпочитала держаться подальше. Уселась на скамью между вёсел, взялась за оба и сильно потянула — на себя, потом от себя, в разные стороны. Грести оказалось несложно.

— Догоняй, любитель трудностей! — крикнула она, подумав, что неплохо было бы снять со спины колчан со стрелами и лук оттуда вытащить, но это значило оставить вёсла.

+1

8

Упав в прохладную зеленоватую воду и нахлебавшись вонючей тины, а затем получив в довесок бурю из брызг, Квотхе не был раздосадован, удивлен или разозлен. Он улыбался, а глаза горели веселыми огоньками. Сиала уже гребла - достаточно неуклюже - и вышла на глубину. Иллюзионист, уже вошедший в реку, что называется, с головой, кролем отправился в погоню. Плавал Квотхе неплохо, а вся эта ситуация была настолько смешной и одновременно напоминающей относительно беззаботное детство, что он не мог серьёзно воспринимать происходящее.
Догнать вошедшую в раж и разозленную Сиалу оказалось непросто, однако она с такой силой и так часто гребла веслами, что вскоре неизбежно начала выдыхаться, и Квотхе этим нагло воспользовался. Державший ровную дистанцию все это время, как только Сиала начала сбавлять скорость, Квотхе, напротив, ускорился. Несколько вдохов и взмахов руками, и вот уже схватился за корму и, легко подтянувшись, вскарабкивался в лодку. Взмахнул головой, отряхиваясь от пухнущей илом речной воды, посмотрел на Сиалу. Сперва он попытался смотреть на нее серьёзно, с некоторым оттенком порицания, однако не выдержал и рассмеялся, перехватил у неё весла.
- Хватит с тебя, дай мне порулить.
Берег был уже достаточно далеко - это можно было понять даже не оглядываясь, по удаленному кваканью лягушек, которое сейчас почти не было слышно. Здесь даже комарья почти не было, а тишину разрушали только плеск воды от весел и усталое дыхание Квотхе и Сиалы. Идиллия! Квотхе по-прежнему довольно улыбался, медленно, но верно перебирая веслами. В детстве он любил кататься на лодке с матерью - лежать на дне, слушать ее пение и плеск волн и смотреть на бесконечно-синее небо над Авиньоном. Сейчас, правда, ситуация к песням не располагала, но на душе было удивительно легко - так легко было, пожалуй, в тот момент, когда Сиала решила покинуть границы вместе с ним.
Медленно, но верно, другой берег приближался. И радостный - почти счастливый - Квотхе забыл, что где-то ближе к середине реки надо быть осторожнее - там выселись скалы и была вероятность сесть на мель.

А еще в отдалении вынырнул сом, поймав за хвост орущую чайку... Или то был не сом, а черепаха?

+1

9

Когда Квотхе залез в лодку, Сиале показалось — или не показалось? — что посудина как-то подозрительно хрустнула. Эльфийка решила не думать и об этом тоже, чтобы не накликать часом беду — точно так же, как она усиленно не думала о том, что земля всё дальше и дальше, а текущей воды вокруг всё больше и больше.
Фыркнула, когда Квотхе её обрызгал. Двинула его в плечо за это. Рассмеялась вместе с ним. Передала вёсла. Правда, перебираться на другую сторону лодки было не очень заманчивой перспективой, пришлось хвататься за все доступные и не очень опоры, включая друга, нашедшего такую надёжную лодку, но, будучи опытной и гордой дочерью Оленя, которая не боится замочить ноги — свои и чужие (особенно чужие) — она справилась с этими трудностями. И заняла себя полезным делом.

Сиала привязала над охвостьем стрелы бечёвку, вытащила лук из-за спины, приподнялась на колено — челнок опасно качнулся, но эльфийка стоически не вскрикнула и принялась высматривать рыбу. Острога сейчас была бы удобнее, но и стрела тоже сошла. Когда посудина достигла середины реки, троих здоровых чешуйчатых Сиала уже вытащила.
Не то, чтобы это было так уж необходимо, но Сиалу нервировали рыбины, способные сожрать птицу. Да и вообще, общая непоседливость не давала долго находиться в состоянии покоя. И рыбины, вероятно, решили ей отомстить за убийство сородичей.

Что произошло потом, Сиала так и не поняла, но лодка затрещала так, что списать это на «показалось» нельзя было при всём желании. Посудина налетела на мель с размаху, её резко кинуло в бок, закрутило между камней, торчащих из-под воды на манер тайных мстителей. Течение здесь, огибая наносы, становилось более непредсказуемым. Дело ещё осложняли здоровенные камни — вода вихрилась между них, бурлила и закручивалась водоворотами.
Сиала могла поспорить ещё, что в лодку что-то толкнулось снизу. То есть, со стороны дна. Что-то здоровое, живое и, наверное, голодное, как дюжина гулей. А ещё невидимое. И это было самое паршивое.

Не готовая к такой внезапной засаде и всё ещё стоящая на колене, наклонившись за борт над водой, Сиала потеряла равновесие. Качнулась туда же, куда тряхнуло посудину. Потом — по инерции — в другую сторону.
Всё, что она успела сделать перед тем, как вылететь за борт — это вцепиться в друга, который нашёл такую крепкую лодку. Больше так-то держаться было не за что.

+1

10

Квотхе выронил одно весло и полетел за борт кубырем следом за Сиалой, почему-то вцепившись во второе. Мель посреди Ирельм была внезапной, как нашествие паучих посреди ночи, но если ко второму за годы на границах эльфы были готовы, то вот к первому - определенно нет. Старая лодка уперлась носом в камни и, хоть и не поломалась пополам, но, затянутая течением, застряла между двумя скалами, грустно продолжая бить о них кормой. Квотхе, наверное, не смог бы выдержать напора вцепившейся в него мертвой хваткой Сиалы, и, наглотавшись воды не справился бы с задачей удержать на поверхности, но, к счастью, здесь, на мели, было не сильно глубоко. Песчано-илистое дно не было видно под зеленоватой водой, но все же в том месте, куда выбросило эльфов, крепко стоять на ногах было можно, и это было больший удачей, потому что встряхнувшую лодку нечто устремилось на шум плеска. Оно хлестнуло хвостом, еще раз сильно качнув лодку, и направилось в их сторону.
Это было нечто зеленоватое, длинное, с огромной мордой. На секунду он вынырнуло, блеснуло желтовато-белым брюхом и огромной пастью, увенчанной такими же желтоватыми усами, но выходить с глубины на песчаный островок, на котором стояли Квотхе с Сиалой, опасалось. Еще раз хлопнуло хвостом у поверхности и снова спряталось под толщей воды. Иллюзионист чуть растеряно и испугано взглянул на Сиалу, затем на лодку, затем на дурацкое весло в правой руке.
- Старый Грот... Легенды про него рассказывала в детстве мама. Он... ну что-то вроде духа реки, если верить... Но я думаю, это просто очень старый и очень большой сом...
Квотхе, что буквально несколько минут назад радовался жизни и чувствовал себя как нельзя хорошо, сейчас даже не представлял, в какой заднице они оказались. Нет, разумеется, им это не впервой, в заднице оказываться, но... Если так посудить, то посреди реки на крошечном песчаном заносе, посреди скал и камышей, отделенные от лодки и земли, находясь в плену у огромной рыбины из старых легенд им еще оказываться не приходилось.
Квотхе попробовал веслом прощупать дно, дотянуться до лодки, но лишь коснулся воды поодаль - тут же появился Грот. Рыба выжидала, отрезав им путь к отступлению.

А ехидные лягушки, которые, казалось бы, замолчали, вновь заквакали весьма отчетливо.

+1

11

Сиала не сразу поняла, что она стоит. И что можно дышать. И открыть глаза. Но когда поняла, держаться за Квотхе не перестала: ну, мало ли. Правда, существенно ослабила хватку. Засунула лук с безнадёжно вымокшей тетивой — как ещё не сломался-то! — за спину. И осмотрелась. И взгляд у неё сделался ну очень ехидный. Мол, я же говорила!

Но ничего не сказала, потому что из речных глубин поднялось... что-то. Кто-то. Подняло из воды широкую морду, как будто осматривало пришельцев. И не собиралось никуда исчезать. У этого кого-то оказалось история и имя. И Старый Грот — странное дело — Сиалу совсем не испугал. А даже наоборот, успокоил. Потому что она увидела в здоровенной рыбине не опасность или угрозу, а знак того, что богиня их не оставила.
Всё своё детство и юность Сиала провела в чащах лесов, а лучшими её друзьями были сатиры, дриады и единороги. Олени с огромными ветвистыми рогами. Кали. Она никогда не видела больших рек, не питала доверия к холоднокровным немым рыбам, но вот Грот немым не был.

Любопытство пересилило опасения — и Сиала отпустила Квотхе, осторожно, медленно двинулась в сторону лодки. Туда, где под водой прятался речной страж. Пыталась держать равновесие, боясь, как бы нанос не обернулся зыбучим. Она ещё не знала толком, зачем это делает и что будет делать, когда островок кончится, но тут по воде плеснуло ещё раз. Показались усы, похожие на корону. А потом над водой раздался громкий странный звук, которого Сиала никогда в жизнь не слышала. Сом трубил.
Что это могло значить, оставалось загадкой, но Сиала от неожиданности оступилась. Взмахнула руками, упала, скрылась под водой с головой. Отмель закончилась.

Сиала появилась над водой снова достаточно скоро, но странно — рыба вытолкнула её на воздух. Поднырнула под локоть. И потащила вокруг отмели, с которой эльфийка сошла.
— Эй, ну нет! Ну пусти! — Сиала отфыркивалась, стряхивала с волос воду, но отпустить рыбину боялась. Как и делать какие-то движения вообще. — Он хочет скормить меня своим детям, да?
Последний вопрос предназначался Квотхе. И был задан слишком весело. Сиала была уверена, что сомы эльфов не едят. А... дурачатся, например. Вот ей бы тоже было скучно жить вот так, в реке. И не нравились бы всякие утлые посудины, которые по ней плавают.

+1

12

- B'loede arse!

Квотхе никогда в жизни не прибегал к этому непереводимому эльфийскому ругательству - случая как-то не выдавалось. Но сейчас был именно тот момент в жизни, когда без него - ругательства - было не обойтись. Именно b'loede arse, не иначе.
Маг, разумеется, шел следом за вдруг осмелевшей Сиалой, и, разумеется, успел схватиться за хвост Старого Грота, который вдруг решил устроить веселую поездку по реке вокруг отмели, но вот если Сиала почти с комфортом расположилась на могучей рыбьей спине, Квотхе крепко вцепился в могучий мускулистый хвост, который теперь радостно колотил по волнам и теперь старался даже рот не открывать, чтобы не наглотаться вонючей речной воды.
Квотхе не думал, что Старый Грот заботится о своем потомстве. Квотхе вообще старался не думать. Он-то был уверен что эта здоровая рыбина просто хочет их сожрать, но усатый великан оказался куда изобретательней. Пару раз он даже выпрыгнул из воды, словно морской котик или касатка, что водились в морских владениях Дома Росы, а его огромный рот - Квотхе был готов поклясться в этом богиней - расплылся в широченной беззубой улыбке. Он даже еще раз загудел, словно бы смеясь. Ну не гад ли?

- B'loede... arse! - еще раз крикнул ему Квотхе, которого прямо таки переполняли эмоции. Разумется, речная вода тут же полетела в открывшийся рот - Остановись ты, b'loed...анный ублюдок...

И ублюдок остановился. Внезапно так - Квотхе аж на спину закинуло, прямиком к Сиале. Грот застыл на месте, потом, значительно медленнее, отправился в камыши у отмели. Квотхе, который наконец мог нормально оглядеться, вдруг увидел, что между камнями натянуты сети, а в сетях застряла и грозно клацала клювом большая черепаха, которая все это время наблюдала за придурошным заплывом вокруг отмели. Грот снова загудел, но к сетям и черепахе не подплывал.

Квотхе слез первым и осторожно направился по мели к сетям. Сом, Квотхе снова был готов покляться, с благоговейным ужасом наблюдал за ним. А вот черепаха смотрела весьма хищно.

+1

13

Сиала очень удивилась. И чему она удивилась больше — тому, что высокородный чистоплюй Квотхе принялся, булькая, ругаться, или тому, что он зачем-то вцепился в хвост несчастного Грота — это ещё вопрос. Обернуться она не решалась: спина рыбины была скользкой — поэтому приходилось полагаться на слух. И очень стараться смеяться потише.
Аттракцион Сиале понравился. Она даже прониклась к речному стражу какой-то странной симпатией и уже готова была простить ему аварию в утлой посудине, но тут поездка закончилась, а сом швырнул Квотхе почти ей на спину. С чем было связано это замедление, Сиала не поняла. Она почему-то была уверена, что рыбина дотащит их до берега — любого. Но у рыбины были свои планы.

— Нет! — когда Сиала увидела, что за монстрюга запуталась в сетях, то и думать забыла о воде, отмели и соме-насмешнике. Рванула вперёд, перехватила Квотхе поперёк туловища, дёрнула назад. И так и осталась стоять, то ли рассматривая непонятное чудо-юдо, то ли прячась у друга за спиной. То, что спина у плавающих созданий — это самое надёжное место, Сиала успела уяснить хорошенько.
И если Старый Грот ещё попадал хоть под какое-то знакомое ей описание нормальных животных, то это... Сиала не представляла, как это убить. Несуразное создание, с одной стороны увенчанное костяной полусферой, с неуклюжими кожистыми ногами, со змеиной головой и клювом. Всё остальное Сиала ещё могла уложить в голове — ну, мало ли, чудны создания богини. Но клюв у обитателя реки её добил.

— Грот решил скормить нас... этому? — прошептала она как можно тише, прямо в ухо, подозрительно оглядываясь на рыбину. Рыбина наблюдала за происходящим с каким-то странным выражением на широкой усатой морде. Грот определённо хотел что-то от них. Что-то конкретное. Связанное с этим.
Сиале было глубочайше плевать, чего там хотела рыбина. Приближаться к чуде-юде она не собиралась. И смотреть, как оно жрёт Квотхе — тем более.

+1


Вы здесь » Легенды Оскардии » Хроники героев » My Heart Will Go On


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC